Полет нормальный
20 Августа 2018

Полет нормальный

Зачем в «ЯТЭК» появился самолет, в каких ситуациях он становится особенно необходим и как летное судно помогает обычным людям в трудной ситуации. Мы поговорили с пилотом компании «ЯТЭК» - Андреем Гладченко.

- Андрей Владимирович, расскажите - когда и почему в компании «ЯТЭК» появилось летное судно?

- Места у нас отдаленные. Дороги – сами знаете: не всегда можно в Кысыл-Сыр или Мастах быстро добраться наземным транспортом. Вот и возникла в 2012 году идея для быстрого довоза сотрудников, смены вахты и других производственных вопросов, связанных с оперативным перемещением на производственные объекты, приобрести самолет. Самолет купили в Архангельске, я его перегнал сюда. С того времени и летаем.

- Расскажите о себе. Как давно вы летаете?

- Почти вся сознательная жизнь связана с небом и полетами. Летчик, это ведь не просто профессия. Один раз заболел небом - и все. В 1979 году поступил в летное военное училище, затем отлетал в боевом полку 10 лет, лётчик первого класса, инструктор. Далее по сокращению штата армии вышел на пенсию. Долгое время работал на земле, восемь лет руководил фирмой и вроде бы все хорошо складывалось. Но в какой-то момент не выдержал и вернулся к своей первой основной профессии. Полгода был инструктором в «Аэрофлоте».

- А как оказались в «ЯТЭК», все-таки Якутск не ближний свет...

- Все вышло очень быстро и абсолютно случайно. Пилоты общаются в своем профессиональном сообществе. Я был зарегистрирован на одном сайте, и знакомый написал, что ищут летчика в компанию «ЯТЭК». Я позвонил, направил резюме и меня пригласили. Все было здорово. Мы начали с нуля, приобрели прекрасное летное судно. С первого года начали летать и работаем безотказно по сей день. Коллектив прекрасный, мы очень хорошо сработались.

- Для чего нужен самолет и какие функции он выполняет?

- У мня была установка, что летают на самолете все сотрудники без исключения. Мы не имеем права заниматься коммерцией, а так если кого-то нужно срочно подвезти - всегда наготове.

- Приходилось ли помогать простым обычным людям, жителям поселка?

- Не так давно везли женщину с угрозой выкидыша. Она находилась на сохранении, и я ее доставил из Якутска в Кысыл-Сыр. Да много таких историй, специально их никто не запоминает. Людям помогали выбраться во время наводнения – по мере сил и возможности вывозили целые семьи из затопленных мест.

- Знаю, что в периоды наводнений и пожаров самолет бывает очень полезным подспорьем. Как вы его используете?

- На самолете очень удобно проводить осмотр территории, чтобы понять, где подтопления или где очаги пожара. Такая информация очень помогает в борьбе со стихией.

- А есть ли какие-то меры безопасности в работе с летным судном? Все-таки мы привыкли к тому, что авиация - это пассажирские, либо частные суда. А тут самолет, который находится в техническом парке газодобывающей компании.

- Уверяю вас, список мер безопасности – очень большой и внушительный и мы их четко соблюдаем. Вся работа строится в соответствии с воздушным кодексом и множеством федеральных правил. Мы постоянно находимся под контролем Росавиации и органов воздушного движения. На каждый полет предварительно подаем план. Плюс мои личные постоянные проверки, как по техники пилотирования, так и по подготовке. И я, как пилот каждый год прохожу комиссию. Так, что – все под контролем. 

- А как с режимом работы? Сколько времени приходится проводить в небе?

- Все зависит от ситуации, но обычно все полеты проходят в рабочее дневное время. Мы начинаем работу с конца апреля и заканчиваем в сентябре – октябре.

- То есть, фактически полгода вы живете «земной» жизнью, а потом снова возвращаетесь к полетам. Чем занимаетесь в период паузы?

Все годы, что работаю в «ЯТЭК» в свободное время прохожу курсы повышения квалификации в Москве и Санкт-Петербурге. Летчик должен постоянно поддерживать и повышать свой профессиональный уровень. Зимой работаю в Питере в дилерском автоцентре, мастером по кузовным работам. Каждый раз думаю, что надо бы уже осесть и жить как все нормальные люди, но каждый раз весной снова возвращаюсь в Кысы-Сыр.

- Значит, в следующем году снова к полетам?

- А как иначе. Компания должна четко работать, а мы безотказно взлетать и приземляться.